• ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ

«ПИСАТЕЛЬ — ОДНОЛЮБ»

13 июня (по ст. стилю) 1896 г. в с. Соболевка Чембарского уезда Пензенской губернии в крестьянской семье родился ПЁТР ИВАНОВИЧ ЗАМОЙСКИЙ (настоящая фамилия Зевалкин), советский писатель, один из руководителей Всероссийского объединения Союза крестьянских писателей (1926-1929)

Сочинителем он почувствовал себя ещё в детстве, когда пас деревенское стадо, придумывая стишки, частушки, басни про односельчан. Впоследствии в автобиографии писатель с юмором сообщал: «Вообще говоря, мне за мои сочинения нередко попадало. Один мужик чуть не пришиб меня оглоблей… На него я написал стихи… этот мужик был скандалист. Про один такой скандал с его соседом я и написал, за что он чуть не применил ко мне оглоблю».
Но талантливого мальчика это происшествие не остановило. И он продолжил «сочинять» уже в Пензе, где устроился половым в трактир купца Естифеева: «В пензенском трактире Естифеева… писал про гостей-купцов, про официантов. С трактира, в сущности, и начался мой университет. Сколько я там повидал народу!»

И вновь, с обаятельным юмором, П.И. Замойский рассказывает о получении своего первого «гонорара»: «Купцы-гости, которые ходили к нам в трактир, были большей частью мне знакомы, пензяки. Попадались среди них люди чуткие, грамотные. Однажды купцам-рыбникам – братьям Иванушкиным я предложил прочитать стихотворение. И не вообще стихотворение…, а о Пензе, о рыбных рядах, о мануфактурных магазинах. Слушателей моих поразило то, что ведь это написано про Пензу!»
Купцы удивились, что такое складное стихотворение было написано трактирным «половым», а их племянник через несколько дней пришёл с необычным «заказом».
« — У меня, Зевалочка, к тебе заказ. Я скоро женюсь. Сочини моей невесте стишок. Я его перепишу на своей фотографии, подпишусь и подарю ей. А тебе за это заплачу. Можешь?
Недолго думая, говорю «Могу». Но мне надо узнать о его невесте… пусть расскажет, кто она. И узнаю. Что «она» окончила гимназию, сама пишет стихи, брюнетка, волосы пышные. Зовут Наталья, он – Григорий. Я дал обещание написать стишок.
Всё у меня шло хорошо, даже отлично. А вот подобрать рифмы к Наталии и Григорию под конец стиха, ну никак не могу.
К Натальи что? Талия, Эмалия – и больше ничего, и всё плохо. Какая «талия» — узкая, широкая или… а в ушах настойчиво звучит Наталия – каналия.
К Григорию тоже ничего не подходит, кроме территория или теория. А ведь помнить надо – это любовное послание к живому человеку.
Долго я бился над последними строками. И рискнул. После разных цветочков, поцелуев заключил так:
Любезная Наталия,
Пасхальное яйцо,
Блестишь, как луч Эмалии,
Прекрасна ты лицом.
Я страстный человек,
Широких территорий.
Люблю тебя вовек.
Я верен – твой Григорий.
Словом, сплошная чушь. Как ему дать такое стихотворение?»

Но стихотворение заказчику понравилось, и поэт был вознаграждён большой суммой в три рубля, в то время как «половые» получали от хозяйки по семьдесят пять копеек в месяц.

«Не узнал я, как приняла Наталия-Эмалия послание от Григория-территория. А спросить неудобно. Эти три рубля гонорара послал я родителям на хлеб».
А кончилось работа в трактире для П. Замойского не особенно удачно, как пишет он сам. «Я написал стихотворение про хозяйку, где сравнивал её – и вполне справедливо – с ведьмой, змеёй, лягушкой. Сдуру прочитал одному половому. Он выхватил у меня и доставил по адресу. За это я был изгнан из трактира».

Будущий писатель отправляется «искать счастья» в Москву.
« Мечта о Москве возникла у меня давно, ещё в селе. А когда – не помню. Эта мысль развивалась, когда я на стойле читал разные книги. Ещё укреплялась от заманчивых рассказов бывалых людей-нищих, которые «до Москвы доходили».
Как-то я сказал об этом овечьему пастуху Михайле, а он спросил:
— Хочешь повидать Москву?
— Знамо хочу, дядя Михайла, — обрадовался я.
— Пойдём сюда, и он указал на бугорок в степи. – Становись!
Я встал. Он подошёл сзади. Обеими ладонями прижал мои уши к голове, приподнял. Боль была страшная, а он спросил:
— Видишь?
— Вижу!
— Что видишь?
— Колокольню Ивана Великого!
Так впервые я «увидел» Москву».

Пётр Иванович знал толк в шутке, был щедро наделён чувством юмора. Юмор присутствует и в его произведениях, это сообщает им особый колорит и обаяние.
Жил и работал писатель в Москве, но в родном селе Соболевка начиналась его ранняя нелёгкая трудовая жизнь. Сюда, после тяжёлого ранения на фронте, он вернулся в 1916 году. Здесь работал в период коллективизации. Именно в Соболевку, писатель приехал вместе с семьёй во время Великой Отечественной войны, здесь же были написаны антифашистские рассказы и пьесы, вышедшие в Пензенском книжном издательстве. Пётр Иванович называл себя «писателем-однолюбом». Он любил говорить: «Пишу только о том, что хорошо знаю». Лучше всего он знал крестьянскую жизнь, крестьянские заботы и чаяния. Вот этой теме он и посвятил лучшие свои произведения, такие, как повесть «Подпасок», многочисленные сборники рассказов и знаменитый роман «Лапти», над которым автор работал в течении 14-ти лет — роман, выдержавший десятки изданий в России и за рубежом.

«С большинством прототипов моих произведений близко знаком. Бывая в своем селе и других деревнях и селах, я встречался с ними, беседовал, спорил. И они, зная, что человек я свой, деревенский, рассказывали о себе без стеснения. Порой просили совета, помощи, одно ругали, другое хвалили» — рассказывал писатель.

Его творчество в известной мере предшествовало «деревенской прозе» 1960-х гг. В своих произведениях он вывел целый ряд реальных исторических лиц, которые были показаны им в конкретной обстановке, причём большинство описанных автором событий подтверждаются документально.

За свои литературные труды Замойский в 1946 г. был награждён орденом Трудового Красного Знамени и медалями. Многие его книги, общий тираж которых превысил 4 млн. экземпляров, были переведены на языки народов СССР и зарубежных стран. Одна из пензенских улиц носит имя писателя-земляка, а в Литературном музее и пензенских библиотеках хранятся его книги.

 

Дата публикации: 13.06.2020 в 14:35
Последнее изменение: 15.06.2020 в 14:37

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о