• ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ

Белинская весна 2020

Вы еще не посмотрели спектакль «Берег Утопии»? На сайте доступна запись онлайн фестиваля «Белинская весна 2020». Посмотреть спектакль вы можете в удобное для вас время.

В «Береге Утопии» (реж. А. Бородин) немало чудных актерских работ, превращающих несколько умозрительные драматургические образы трилогии Стоппарда в живых людей. Но это именно чудесные актерские работы на основе пьесы. Бакунин, Герцен, Огарев, Тургенев — они остаются героями Стоппарда, полнокровно живущими в рамках спектакля, но и не выходящими за эти пределы.

Белинский же… К началу спектакля о нем можно знать все – вплоть до малоизвестных статей – или же не знать совершенно ничего, но впечатление будет единым: сегодня я познакомилась с Виссарионом Григорьевичем. Лично познакомилась. Он существует.

…И в блогах появятся совсем уж невероятные заметки – будут цитироваться те или иные строки из произведений критика, а после такие слова: как хорошо, что теперь мы можем писать не «Белинский сказал», но «Белинский говорит».

Но тут возникает главная сложность, растерянность: как описать? И, главное, кого описывать? Любая попытка выразить на бумаге собственные мысли об игре актера в этом спектакле неминуемо оборачивается текстом о Виссарионе Белинском. Причем Белинском, не увиденном глазами Стоппарда, а Белинском, жившем в первой половине XIX века. Тупиковая ситуация, которая, однако, сама по себе показательна и, пожалуй, является лучшим и наиболее емким описанием этого феерического актерского существования, делающим любые иные слова излишними. Впрочем, вокруг этого образа, созданного Евгением Редько, возникает столько эмоций и мыслей, что можно попытаться, высказав их, передать нечто большее, чем просто слепой восторг.

Кстати, после просмотра спектакля «Берег Утопии» в РАМТ, в музей В.Г. Белинского приезжали две девушки-театралки, которые в книге отзывов оставили запись о просмотре спектакля: «…Зал сразу выбирает себе в герои Белинского…, и каждый его выход, каждая фраза сопровождается бурными аплодисментами… Когда Белинский-Редько произносит… фразы о Пушкине и Гоголе…, зал реагирует, чуть ли не стоя. Ревет! Это просто какой-то сладкий сон русской литературы – Белинский через 150 лет после смерти на наших глазах становится кумиром читающей русской молодежи XXI века». Как же нужен оказался этот «последний романтик эпохи»! Не герой произведения поэта-романтика, а живой человек, свято верящий в идеалы романтизма, но не способный походя отмахнуться от мучительного несовершенства окружающей его действительности добровольным уходом в абстракцию и путаницу красивых слов.

Уже с первых сцен в образе Белинского сталкивались два начала: великое и смешное (почти фарсовое). Сталкивались, обозначив две крайности этого человека, не признававшего ни середины, ни компромисса. Человека, способного, скорее, сломаться, нежели прогнуться перед обстоятельствами…

Зрителям открывается все новый и новый Белинский. Герой, в котором столько жизни, столько красок и, в то же время столько тихой музыки и света, что просто теряешься… Теряешься оттого, что вдруг воочию видишь человека, в котором настолько тесно и нерасторжимо перепутано неловкое и величественное, мудрое и дурашливое; надменно-снисходительное и по-детски восторженное, почти жестокое и лучисто-доброе…

Вот сцена с Чаадаевым. Евгений Редько здесь вслед за своим героем бросается из одного настроения в другое: от робкого признания в собственном неожиданном редакторстве, от смятения перед столь масштабной личностью к веселью, смешанному с некоторым злорадством, когда разговор заходит о «Наблюдателе» Шевырева, и, наконец, к пламенной охваченности зародившейся вдруг идеей о том, что «литература может заменить, собственно, превратиться в… Россию!». И вновь это преображение, вырастание в великана. Меняются интонации, повышается голос, распрямляется спина, загораются глаза!..

Каким еще только не увидят зрители «Берега Утопии» Белинского! До безапелляционности прямым с Бакуниным, ободряюще откровенным со Станкевичем, нежным и почти беззащитным с Катей… Понимать и принимать героя разным, любым – не возвышенным идеалом, не «неистовым Виссарионом», не смешным забиякой, не смущенным разночинцем, не преданным другом, не заносчивым выскочкой, не стесняющимся своих чувств любящим отцом и мужем, не усталым всезнающим скептиком, а всем сразу – живым человеком, всепоглощающе искренним во всех своих убеждениях и заблуждениях. Пожалуй, именно это то главное, чему «учатся» зрители, проживая «ослепительный миг» с Белинским Евгения Редько.

Ведь именно «ослепительным мигом» была жизнь этого удивительного человека, вся пролетевшая перед нашими глазами. Эти бесконечно мучительные поиски цельности… И пусть все мы прекрасно знаем, что Виссарион Григорьевич Белинский жил с 1811 пол 1848 год, но все равно теперь при любом упоминании этого имени в памяти всплывает лишь одно лицо и невероятно знакомые интонации звучат в голове – стоит лишь открыть любую статью выдающегося критика.

Самое же главное, что остается, когда Белинский окончательно покидает сцену, бросив последний взгляд в сторону зрительного зала, — это свет. Ощущение лучистого света, мягкости, доброты и бескомпромиссной честности, которые словно покидают вместе с ним оставшихся на сцене героев, но не зрителей. Лицо Висяши (как его только что назвал Бакунин) – светлое-светлое, невероятно доброе и, что прежде герою совсем не было свойственно, примиряющее. Лицо, лучащееся такой открытой и искренней улыбкой, что при всей грусти просто нельзя не улыбнуться в ответ, не потянуться за этой теплотой…

Публикацию подготовила В. Краснодарова по статье А. Ивановой «Человек без маски»

Дата публикации: 02.06.2020 в 21:29
Последнее изменение: 02.06.2020 в 21:38

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о