• ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ

Библиотека имени Белинского (г. Москва)

В районе Таганки, на Малой Калитниковской улице, 22 давно уже существует библиотека имени В.Г. Белинского. В 2011 году, когда отмечалось 200-летие со дня рождения великого критика, она как бы обрела «второе дыхание». Здесь создана мемориальная экспозиция, рассказывающая о жизни и деятельности Виссариона Григорьевича, собраны издания его произведений, книги и статьи о нем. Эти материалы сосредоточены в специальной комнате, которую фактически можно назвать мемориальной – здесь царит память о великом человеке. Книги Белинского и литература о нем есть также в читальном зале и абонементе. Благодаря художественному оформлению фойе читатели сразу, только войдя в библиотеку, видят ее своеобразие. Всё это, конечно, должно привлекать сюда больше молодежи, да и людей других поколений тоже.

Таким образом, библиотека приобрела свое лицо, свою неповторимую особенность. Большую роль в этом сыграл энтузиазм заведующей – Ольги Александровны Абдулиной, которая работает здесь с 1980-х годов. С живым интересом отнеслись к этому событию и читатели, пришедшие на торжественное открытие мемориальной экспозиции, посвященной великому критику, и литературной гостиной «Телескоп» имени В.Г. Белинского. Это литобъединение, участники которого, в основном молодежь, читают друг другу собственные сочинения в различных жанрах (стихи, рассказы, зарисовки), обсуждают свои первые литературные опыты, дискутируют.

Вообще история этой библиотеки насчитывает уже почти столетие – она существует с 1917 года, а имя В.Г. Белинского было ей присвоено в 1920 году. Изначально библиотека находилась в небольшом деревянном здании (в соседнем Сибирском переулке, который позже стал проездом), а через несколько десятилетий, когда здесь строились современные многоэтажки, она расположилась на первом этаже одного из таких домов. Но на этом ее «приключения» не закончились. В начале 90-х годов вдруг без всяких комментариев и без следа табличка, извещающая о том, что это библиотека имени В.Г. Белинского, с ее двери таинственным образом исчезла. Прямо-таки как нос майора Ковалева из гоголевской повести. И в эти годы здесь ничто не напоминало о своеобразии этого очага культуры, связанном с увековечением памяти великого человека. Но по прошествии 20 лет, опять же подобно загадочному гоголевскому персонажу, табличка «Библиотека имени В.Г. Белинского» вернулась на свое место.

О том, что не только сотрудники библиотеки, но и общественность отнеслась неравнодушно к этому событию, говорит, например, тот факт, что одна из читательниц художница Екатерина Лукина активно участвовала в художественном оформлении библиотеки, а также в изготовлении бюста Белинского для мемориальной комнаты. А в родных местах «неистового Виссариона» – городе Чембаре Пензенской области (где находится музей-усадьба В.Г. Белинского – по соседству с лермонтовскими Тарханами) нашлись энтузиасты, взявшиеся изготовить макет его дома-музея – тоже специально для московской библиотеки имени Белинского.

Виссарион Григорьевич в Москве жил по разным адресам: и на территории университета, и на Тверской улице, и в районе Никитского бульвара, и на Арбате, и в Рахмановском переулке, и в районе Остоженки, и в Большом Левшинском переулке (там на доме 6 установлена посвященная ему мемориальная доска). Бывал ли он в районе Таганки и нынешних Калитниковских улиц, где теперь находится библиотека его имени? Хотя в воспоминаниях о нем и его письмах (сохранившихся) о таких посещениях не говорится, но одно можно сказать точно – эти места имели свое особое значение в жизни Белинского. Ведь юный Виссарион приехал в Москву из Пензенской губернии (своих родных мест), и ехал он через Рязань, а в центр Москвы он въехал через Зарядье. Обо всем этом он подробно написал в одном из писем, назвав свои путевые заметки так: «Журнал моей поездки в Москву и пребывание в оной». Значит, именно здесь проходил его путь в Москву – по рязанской дороге (нынешние Рязанский проспект, Нижегородская и Таганская улицы). Как раз в этом районе (между Нижегородской улицей и Волгоградским проспектом) и находятся Малая Калитниковская улица и библиотека имени Белинского. Именно с этих мест началось знакомство 18-летнего Виссариона с Москвой, с ее контрастами и своеобразными видами, с ее атмосферой. Вскоре, немного познакомившись с городом, он, в частности заметил: «Иногда идешь большою известною улицею и забываешь, что она московская, а думаешь, что находишься в каком-нибудь уездном городе. Часто в этих ули¬цах встречаешь превосходные по красоте и огромности строения, а между ними такие, какие и в самом Чембаре почитались бы плохими и которые своею гнусностию умножают красоту здания, возле которого стоят».

Так что, как видим, неслучайно в этих местах увековечено имя Белинского. И еще одно символическое совпадение: здесь, в районе Калитниковских улиц, жил известный актер, Заслуженный артист РСФСР Сергей Курилов, сыгравший роль Белинского в одноименном фильме, снятом режиссером Григорием Козинцевым в 1951 году. Этот фильм в библиотеке показывают читателям во время различных мероприятий, посвященных Белинскому, а фотография, где запечатлен кадр из фильма с С. Куриловым в роли Белинского, – один из экспонатов мемориальной комнаты.

Вообще Москва в жизни и деятельности Белинского занимает большое место и имеет особое значение. Здесь он жил 10 лет – с 1829 по 1839 годы. Здесь были написаны и опубликованы многие его статьи, в том числе его выдающиеся работы «Литературные мечтания» и «О русской повести и повестях Гоголя», в которых он выступил не только критиком, но и теоретиком литературы. С Москвой связан первый его литературный успех, оказавшийся невероятно ярким, ошеломляющим. «Налетела буря Белинского», – вспоминал один из современников то необыкновенное впечатление, которое произвели на публику «Литературные мечтания». И многое другое было связано у Белинского с Москвой. Это и годы учебы в университете, где он впервые попал в атмосферу творчества, научного и духовного поиска. Это и круг многочисленных друзей и знакомых, среди которых были писатель И.И. Лажечников, филолог и литературный критик Н.И. Надеждин, актеры М.С. Щепкин и П.С. Мочалов, поэт А.В. Кольцов, философ М.А. Бакунин (ставший в будущем родоначальником русского анархизма), Н.В. Станкевич (поэт и философ, глава известного литературно-философского кружка, в котором участвовал Белинский), А.И. Герцен, Н.П. Огарев, К.С. Аксаков, Т.Н. Грановский, В.П. Боткин, М.Н. Катков, Н.Х. Кетчер, Н.А. Полевой. В Москве в гостях у Аксаковых Белинский познакомился с Н.В. Гоголем.

Насыщенная литературная, театральная жизнь, философские, духовные искания – вот что составляло московскую атмосферу, очень дорогую для Белинского, и делало для него этот город родным. Он всегда отмечал своеобразие Москвы – и ее исторических памятников, и стиля ее жизни. «Изо всех российских городов Москва есть истинный русский город, сохранив¬ший свою национальную физиогномию, богатый историческими воспоминаниями, ознаменованный печатию священной древности, и за то нигде сердце русского не бьется так сильно, так радостно, как в Москве», – писал Белинский.

Москва поражала и вдохновляла его своей красотой и значительностью. Вот какой восторженный отклик вызвал у него памятник Минину и Пожарскому на Красной площади: «Когда я прохожу мимо этого монумента, когда я рассматриваю его, друзья мои, что со мною тогда делается! Какие священные минуты доставляет мне это изваяние! Волосы дыбом подымаются на голове моей, кровь быстро стремится по жилам, священным трепетом исполняется всё существо мое, и холод пробегает по телу. “Вот, думаю я, вот два вечно сонных исполина веков, обессмертившие имена свои пламенною любовию к милой родине. Они всем жертвовали ей: имением, жизнию, кровию. Когда отечество их находилось на краю пропасти, когда поляки овладели матушкой Москвой, когда вероломный король их брал города русские, – они одни решились спасти ее, одни вспомнили, что в их жилах текла кровь русская. В сии священные минуты забыли все выгоды честолюбия, все расчеты подлой корысти – и спасли погибающую отчизну. Может быть, время сокрушит эту бронзу, но священные имена их не исчезнут в океане вечности. Поэт сохранит оные в вдохновенных песнях своих, скульптор в произведениях волшебного резца своего. Имена их бессмертны, как дела их. Они всегда будут воспламенять любовь к родине в сердцах своих потомков. Завидный удел! Счастливая участь!”».

Однако в Москве восторги, успехи и счастье общения с друзьями соседствовали с множеством проблем, жестокой нуждой, разочарованиями. В 1836 году из-за публикации «Философического письма» П.Я. Чаадаева был закрыт журнал «Телескоп», где Белинский активно сотрудничал. В 1838-1839 годах он редактировал журнал «Московский наблюдатель», публиковал там свои статьи, но вынужден был отказаться от него, отчасти из-за цензурных притеснений, отчасти из-за ошибок издателя, отчасти из-за того, что сам журнал приобрел слишком «отвлеченный» характер благодаря статьям некоторых его авторов. Таким образом, столь ярко начавшаяся литературная деятельность Белинского не находила достойной трибуны для своего продолжения. Поэтому Виссарион Григорьевич и переехал осенью 1839 года в Петербург, получив приглашение сотрудничать в журнале «Отечественные записки».

Так закончился московский период биографии Белинского, но не закончилась московская тема в его жизни. История его женитьбы, произошедшей позже, в Петербурге, тоже связана с Москвой, где он познакомился со своей будущей женой. В Москву он мечтал вернуться насовсем из Петербурга в последние годы жизни, освободившись от своей «журнальной каторги» – сотрудничества в «Отечественных записках». Вот так ностальгически и мечтательно размышлял он об этом в одном из писем 1847 года, находясь за границей, где лечился на водах: «В Москве климат лучше. Раз: там нет сырости; потом, когда там летом стоит хорошая погода, то в одиннадцать часов вечера захлебываешься волнами теплого воздуха, чего в Питере не бывает: там и в хорошую летнюю погоду в 9 часов вечера уже берегись. <. . .> Я бы желал переехать в Москву тотчас же по возвращении в Питер». Правда, осуществить это намерение он не успел – для этого ему времени жизни уже не хватило.

Вот так много значила Москва в жизни Белинского, поэтому увековечение его памяти в Москве, в частности, присвоенное библиотеке его имя, имеет двойное значение – это и дань уважения великому критику, и память о его пребывании на московской земле.

Ирина Монахова

Дата публикации: 27.05.2020 в 22:20
Последнее изменение: 27.05.2020 в 22:20

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о