• Изображение слайдера
  • ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ

П.А.Вяземский: «Пенза — город очень приятный»

Пенза стала Парнасом для многих литераторов пушкинской поры. Здесь побывали Евгений Баратынский, Денис Давыдов, Петр Вяземский.

В стихах 1821г. А.С. Пушкин дал блестящую характеристику поэту Петру Андреевичу Вяземскому, с которым познакомился еще 17-летним лицеистом:

Язвительный поэт, остряк замысловатый,

И блеском колких слов и шутками богатый.

Счастливый Вяземский, завидую тебе

 Ты право получил, благодаря судьбе,

Смеяться весело над злобою ревнивой,

Невежество разить анафемой игривой.

Александр Пушкин, легко рисовавший шаржи, запечатлел и Петра Вяземского, и его жену княгиню Веру (см. ниже), которую очень любил и доверял ей сердечные тайны.

В конце 1820-х г.г. П.А. Вяземский удалился из столицы в добровольную ссылку и прожил два года в саратовском имении Мещерское (ныне Сердобский район Пензенской области), которое принадлежало родителям его жены, княгини Веры.

В ноябре 1827г. Вяземский обращался к Пушкину: «Пиши хотя к жене моей, ей в скуке уединения письмо твое будет лакомством. Вот адрес: в Пензу для доставления в с.Мещерское. А вместе и мой, потому что в конце месяца еду к ней. Отвечай мне туда».

Вера Вяземская. Рисунок А.С. Пушкина

В пензенско-мещерский период Вяземский переписывался с Жуковским, Языковым, Пушкиным. «Я совсем остепенился, потому что зарылся в степь» — каламбурил Вяземский в письмах к друзьям, обращаясь к ним на новый 1828 год: Друзья, вот вам из отдаленья // В стихах визитный мой билет.

Вяземский много ездил по лесостепному краю, гостил в имениях своих знакомых, бывал в Пензе, где останавливался в доме Анны Петровны Сушковой. В Дворянском собрании приметил, как свидетельствует его записная книжка, Наталью Михайловну – мать писателя М.Н. Загоскина, сестер театрального критика П.Н. Арапова; встречался с сыном писателя — Николаем Александровичем Радищевым.

В пензенский период Вяземский создал стихотворения, посвященные пензенским красавицам. «Простоволосая головка» адресована Пелагее Всеволожской, о чем поэт сообщил А.С. Пушкину: «Здесь есть милая бабочка, Всеволожская Пелагея Николаевна… В провинции прелесть. Вот портрет Всеволожской на днях написанный:

Простоволосая головка,

Улыбчивость лазурных глаз,

И своенравная уловка,

И блажь затейливых проказ –

Все в ней так молодо, так живо,

Так не похоже на других,

Так поэтически игриво,

Как Пушкина веселый стих.

Пусть спесь губернской прозы трезвой,

Чинясь, косится на нее,

Поэзией живой и резвой

Она всегда возьмет свое.

Она пылит, она чудесит.

Играет жизнью, и, шутя,

Она влечет к себе и бесит,

Как своевольное дитя.

Она дитя, резвушка, мальчик,

Но мальчик, всем знакомый нам,

Которого лукавый пальчик

Грозит и смертным и богам.

У них во всем одни приемы,

В сердца играют заодно:

Кому глаза ее знакомы,

Того уж сглазили давно.

Ее игрушка-сердцеловка,

Поймает сердце и швырнет;

Простоволосая головка

Всех поголовно поберет!

(1828).

В письме в Пензу А.С.Пушкин отвечал приятелю: « Благодарю тебя умом и сердцем, т.е. вкусом и самолюбием – за портрет Пелагеи Николаевны. Стихов ей не шлю, ибо на такой дистанции не стреляют даже турки».

П.А. Вяземский

Вяземский не уставал приглашать Пушкина в Мещерское и в Пензу: «Приезжай зимой к нам в гости, и поедем недели на две в Пензу. Здесь тебе поклоняются и тебя обожают. Позволь мне похвастаться твоею дружбою ко мне».

На что Александр Сергеевич отвечал: «Ты зовешь меня в Пензу, а того гляди, что я поеду далее. Прямо, прямо на восток».

В феврале Вяземский на некоторое время выезжал в Петербург, и по его словам, «дорогою из Пензы измученный и сердитый, написал или сотворил следующую песню»:

Бог голодных, Бог холодных,

Нищих вдоль и поперек,

Бог имений недоходных,

Вот он, вот он, русский бог.

Пензенскими впечатлениями навеяны «Зимние карикатуры» (отрывки из журнала зимней поездки в степные губернии), о которых Пушкин в письме отозвался: «Стихи твои — прелесть!»

В мещерский период П.А. Вяземским написано стихотворение «Саловка», посвященное Марии Дмитриевне Ховриной:

Какая прелесть в этих видах:

В великолепии картин,

В густых ветвистых пирамидах,

Венчающих главы вершин;

В живой стене, крутом утесе

И в молодом, красивом лесе,

Который по ступеням скал

С отважной легкостью взбежал.

Под охранительной оградой

Река свершает тихий бег

И усладительной прохладой

Живет и нежит сонный брег.

Как должен быть здесь свеж и ясен

Дня пробужденного рассвет И утра звонкого привет

Разнообразно сладкогласен! Все тихо! Стройное молчанье!

И берег, и река, и лес

В благоговейном ожиданье,

Полны предчувствием чудес.

Так избранных под сенью ясной

Здесь ждут видений чудеса:

Здесь в строй гармонии безгласной

Слились земля и небеса…

Здесь есть поэзия живая

В сияньи светло-молодом,

В прелестном образе земном

И тем прелестней, что земная

С печатью неба на челе. Улыбчива и величава,

Когда безмолвствует дубрава

И тени вьются по скале,

Она здесь видима бывает

И, в созерцанье погрузясь,

Природа молча наблюдает

Разнообразие и связь… (1829).

Мария Дмитриевна Ховрина (1801- 1877), урожденная Лужина, пензенская помещица, по словам П.В. Анненкова, «имела славу женщины большого света, охотно отворявшей двери своей гостиной для замечательных людей, какой бы репутацией они не пользовались в других кругах общества». Герцен с восхищением признавал, что в гостиной московского дома все « дышало женщиной и красотой», отмечая прекрасную внешность ее и дочери.

Ховрины попеременно жили в Москве, в Пензе, в своем имении Загорье недалеко от огаревского поместья Старое Акшино. Н.П. Огарев в 1838г. жил у Ховриных в пензенской деревне, хозяйка помогала хлопотать о снятии надзора с ссыльного соседа.

С М.Д. Ховриной в 1839г. в Москве познакомился В.Г. Белинский, заметив: «Это премилая и преумная женщина,..у нее есть живое чувство изящного».

П.А.Вяземский, встречаясь с 27-летней красавицей Марией Дмитриевной в Пензе и в Саловке, также не остался равнодушным «к сиянию прелестного образа земного с печатью неба на челе». (И хотя у нас нет портрета молодой Марии Дмитриевны, а только почтенной дамы в возрасте, но в Пензенской картинной галерее можно полюбоваться портретом ее внучки Елизаветы Ховриной и представить прелестную бабушку, чаровавшую поэтов).

Елизавета Леонидовна Ховрина, внучка Марии Дмитриевны Ховриной (Пензенская картинная галерея)

Пенза осталась в памяти Вяземского, как «царь-град Париж на карте сердечной». Приятелю Булгакову с восторгом писал в Петербург: «Ты просись губернатором в Пензу, а я пойду к тебе в вице. Город очень приятный».

(Подготовила: Татьяна Кайманова https://vk.com/id304406658)

Дата публикации: 15.04.2019 в 10:48
Последнее изменение: 15.04.2019 в 10:49

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о